Вверх страницы
Вниз страницы

D E M O N O C O L L E G E

Объявление



Лучшие за месяц

ТОПот ДЕМОНОКОЛЛЕДЖА


Объявления

11.03 С Днем Рождения, Президент-Америка!!! <3
09.03 С Днем Рождения, Хлоя!!! <3
02.03 У нас началась битва аватаров между Люцифер и Йоши. Спеши отдать свой голос! Подробнее "читайте здесь."
24.02 До 26.02 присылаем в лс Америке прямые ссылки на ваши посты из основы и флеша за февраль. В теvе указывайте, что это на голосование лучшего поста/игрока.
05.02 Набираем участников в игру "Поцелуй навылет" в честь дня всех влюбленных.
29.01Стартовало голосование на лучшие посты и игрока января. Спешите отдать свой голос!
28.01 Ребятки, неужели никто не хочет участвовать в голосовании на лучшие посты? Не пришло НИ ОДНОГО поста. Продлеваю прием на сегодняшний день, а потом будет беда ://
26.01 Все новости в "что? где? когда?" (18.01-24.01)

Активисты недели


Статистика

Основная игра: 4 поста;
Флешбэки: 4 поста;
Цитата недели от Рем:
летние ночи
Жду вас очень!

Дата и погода

Дата: март 2013
Погода: на улице +10-14. Пасмурно. Временами шквальный ветер.

битва плей-листов
Паллади против Шинджи

ALEKSEEV – Пьяное солнце
&
KONGOS – Come With Me Now
СЧЕТ
4:0



мы все-таки закрыты.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » D E M O N O C O L L E G E » Flashback&Flashforward » A Summer Day's Dream


A Summer Day's Dream

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://savepic.su/6745126.jpg
1. Участники.
Kir & Shima.
2. Место и время действия.
Где-то на необъятных просторах России, домен одного из кланов фростов. Летние каникулы 4 курса Демоноколледжа.
3. Краткое описание.
Просто история одного лета из жизни двух молодых йокаев, решивших смыться с островов куда подальше и дать себе отдых от конкретно так поднадоевшей учебы.

Отредактировано Kir Zimin (2015-12-07 19:43:05)

0

2

Наконец-то это время наступило! Летние каникулы четвертого курса, несколько месяцев долгожданного отдыха от учебы, проверочных работ и прочего мозгоклюйства, от которого уже воротит. Фрост честно пытался держаться, но с каждой неделей это становилось все более сложной задачей, и в последнюю неделю перед каникулами даже его выдержка пошла трещинами, то и дело прорываясь немотивированной агрессией. Да еще и чертова японская летняя жара, не добавлявшая хорошего настроения… Поэтому предварительно получивший от Шимы согласие провести эти летние каникулы у него в гостях, парень при первой же возможности сказал «adios» Демоноколледжу, и вместе с девушкой, при помощи Перевозчика, покинул Страну Восходящего Солнца. Целых два месяца вдали от адского зоопарка, колледжем для демонов именуемого, да еще и в компании Киришимы – если Рай и существует, то это он. Ну и, в чем Зимин вряд ли признается кому-нибудь, он просто соскучился по родителям и России.

Харон, как про себя называл Перевозчика фрост, совсем обленившись, высадил демонов-подростков в ближайшем к их точке назначения городе, после чего поспешно испарился в неизвестном направлении, оставив Кира напевать себе под нос что-то, до боли напоминающее «Я убью тебя, лодочник». Впрочем, настроение у вырвавшегося с чужбины ледяного демона было на редкость приподнятым, да и погода на Родине, хоть и не отличалась особой прохладой, все равно была значительно более комфортной для него, чем в Японии. Не душно, по крайней мере.
Возблагодарив богов за то, что предпочитает большую часть своих финансов держать на карточке, благодаря чему не пропил НЗ (в ближайшем к колледжу населенном пункте банкоматов, по странному стечению обстоятельств, не было). Потом еще раз вознес свою молитву небесам, но уже за то, что первое попавшееся им с Шимой на глаза такси хоть и было выкидышем российского автопрома, но оказалось оснащено картридером, что избавило парня от необходимости мотаться по городу в поисках нужного банкомата. Да еще и таскать за собой Тоуку, которая большие скопления людей на дух не переносит. Впрочем, как и сам фрост.
В общем, долго ли, коротко ли, но в конце-концов фрост и гуль достигли цели своего путешествия. Расплатившись с таксистом и на его странный взгляд по поводу места высадки (равноудаленного от городов, соединенных автострадой, рядом с глухим лесом) отговорившись, что они с Шимой – студенты исторического факультета МГУ и колесят по местам боевой славы в поисках каких-нибудь еще не найденных «артефактов» или безымянных могил. Как ни странно, но подобная заезженная отмазка мужчину удовлетворила, и он, распрощавшись со студентами, рванул обратно в город на следующий вызов, оставив их на обочине пустой дороги вместе с весьма скромным багажом.
- Эх, лепота-то какая… - Кир блаженно улыбнулся, полной грудью втягивая лишь самую малость загазованный воздух и расслабленно улыбаясь. – Пойдем, что ли. Тут еще километра четыре топать. – Махнув рукой в сторону леса, Кир подхватил свой и Шимы багаж и неспешно двинулся в сторону леса прямо через поле, все равно нигде не было видно хоть маломальской тропинки.

Все время пути фрост провел в молчании, ни о чем не думая и лишь наслаждаясь мягким солнцем, ароматами луговых трав и цветов, а так же освежающей прохладой, исходящей от леса и ощущаемой даже на таком расстоянии. Как же ему всего этого не хватало в Японии! Нет, страна там, в целом, неплохая, но слишком высокая плотность населения, слишком мало лесов осталось, да и в целом погода гораздо более жаркая и влажная, чем на материке. А что вы хотели, острова же! Даже зима – одно название, не считая самого северного острова.
- Вот мы и пришли. – Перед демонами словно из ниоткуда возникли старые, покосившиеся и проржавевшие железные ворота, выцветшая табличка на которых гласила, что это когда-то был вход на территорию некоего колхоза. Впрочем, ни забора, ни каких-либо руин за воротами видно не было, что скорее наводило на мысль о не очень умной шутке. Ведь времени с развала СССР прошло не так уж и много, и фундаменты зданий, не говоря уж о металлических ангарах, не могли никуда исчезнуть. Впрочем, это для иностранца было бы загадкой, а вот фрост прекрасно знал ответ. – Разворовали, - пояснил он на всякий случай подруге и приложил ладонь к воротам, прикрыв глаза. – Мы уже в зоне действия барьера, осталось попасть в защищаемое им пространство. – Сосредоточившись, парень послал через руку в ворота порцию своей энергии, давай защитным заклинаниям команду на начало идентификации гостей. – Кстати, сразу предупреждаю – у нас тут долбанный древний патриархат. Женщин уважают и ценят, ведь они у нашей расы рождаются только один раз из сотни, и то в лучшем случае, но права голоса без разрешения мужчин они не имеют… - В ожидании завершения процедуры Кир задумчиво взглянул на гуля и улыбнулся. – По крайней мере, на первый взгляд все так и обстоит. Но мы, все же, более социальны, чем те же японские снежные девы, а значит и меняемся быстрее с течением времени. Это значит, что по большей части эти традиции – показушные, для гостей и туристов. Проще говоря – если тебя кто-то заденет или иным способом разозлит, то ты либо даешь разобраться мне, либо разбираешься сама, но без посторонних глаз. – Почесав кончик носа, фрост еще раз перебрал в памяти все сказанное, проверяя, не забыл ли чего. – А, точно, самое главное… в твоем случае, по крайней мере. Никого не убивай, как бы сильно тебя не разозлили, у нас это строго запрещено, места проживания кланов фростов издавна считаются нейтральной территорией, где враждующие стороны могут без угрозы для своей жизни встретиться и переговорить с глазу на глаз. – Он серьезно посмотрел в глаза Шиме. – Договорились? О, все, нас пропускают! Пошли. – Аккуратно взяв девушку под локоток, Зимин шагнул в самостоятельно и даже бесшумно распахнувшиеся ворота, потянув Шиму за собой. Секундное потемнение в глазах и они уже стоят на краю воистину огромной поляну, со всех сторон окруженной могучими и чрезвычайно высокими деревьями, чьи кроны создавали естественную крышу над поляной и давали приятный глазу большинства йокаев, уютный полумрак. Они с гулем стояли на небольшой телепортационной площадке, куда и откуда переносились все гости и жители Лесной Долины, как назывался поселок. От площадки вглубь поселения убегала широкая асфальтированная пешеходная дорога, а в ста метрах впереди виднелись первые, достаточно скромные, но вполне себе современные двухэтажные домики в европейском стиле. Традиции традициями, но удобство важнее, уж это-то понимали даже поросшие мхом старейшины клана, пусть и не без зубовного скрежета одобряя перепланировку и перестройку их клановой обители.
- Добро пожаловать ко мне домой. – Наклонившись к ушку девушки, тихо прошептал фрост и тепло улыбнулся, неспешно двинувшись вперед по дороге. Это был лишь гостевой сектор, хозяйские поляны расположены глубже в лесу, и идти до туда предстояло еще минут с двадцать.

+1

3

Шима валялась на кровати и внимательно рассматривала потолок, погружаясь в странное состояние безделья, когда уже само ничегонеделание ощущается как тяжкая работа. Последние недели до летних каникул она просто предпочла прятаться в комнате Кира, запирать ее на обычный и два магических замка и не отзываться на угрызения совести в виде учителей, грызущих косяк в тщетной попытке добраться до злостной прогульщицы. Четвертый курс через полгода подойдет к концу, а потом — еще один безумно скучный год, и можно будет навсегда забыть о том аде, куда она попала с легкой руки папаши. Наверное, последние года три ему слишком активно икалось.
За предложение Кира поехать к нему в гости гуль вцепилась руками-ногами и тут же согласилась, безумно желая выбраться наконец-то из плена островов и насмешек отца, в который раз уже убеждающего свое чадо, что впереди — полная скуки и бессмыслицы жизнь, а колледж, чтоб он сгорел, треклятый, это даже весело. Правда, сам туда отправиться не изъявил желания вопреки настойчивым предложениям обожаемой дочери. К тому же, встретиться с родителями своего парня — это сродни чести, невероятно важное событие. Ступенька или порожек, после которого... после которого у них все будет хорошо. В смысле, у них с младшим Зиминым, которого еще год назад Киришима обрадовала необходимостью взять ее в жены, причем сразу после выпуска «из этого змеиного гнезда». А учитывая что родителя девушки он уже знал...

Россия — страна загадочная и настолько необычная, что прожившая всю сознательную жизнь в Японии Тоука наотрез отказалась понимать безалаберность и самоубийственность этой удивительной нации. Сами посудите, кто решится украсть рюкзак, висящий за спиной владельца, потихоньку стаскивая его за лямки?! Неудачник-вор получил по носу и тут же завопил «помогите, убивают!», после чего схлопотал по наглой роже еще раз, уже посильнее, и орать прекратил — не очень-то поорешь со сломанным носом и загнанными в глотку зубами, согласитесь. «Уважаемая» народом полиция не добралась до места преступления только потому, что не смогла через этот самый народ пробраться, а пока толпа рассасывалась, Шима уже успела, костеря все на свете, утащить своего воздыхателя как можно дальше от досадного инцидента, катающегося по асфальту и исходящего неаппетитно воняющей кровью. Комментарии, бурные и полнящиеся негодованием, она благоразумно оставила при себе, всю дорогу в машине просидев на заднем сидении, забившись в угол и так зыркая на водителя, что тот счел нужным не уточнять подробности байки о студентах загадочного МГУ. Впрочем, сама мысль о каком-либо месте обучения заставила так скривиться, как будто гуля мучила непроходящая и весьма запущенная язва.
Правда, хорошему настроению, вернее, подъему этого самого настроения из глубин кромешного мрака ненависти поспособствовало поле до горизонта, без тропинок и малейших следов человека, по которому Киришима с удовольствием топала, зажмурившись и задрав голову к нему. Надо отдать должное, солнце в этой стране не пекло, оно ласково скользило по коже лучами, щекотало закрытые глаза и пахло чем-то свежим и приятным. А смесь полевых цветов и подсыхающей на солнце травы в какой-то момент разморила, вызывая желание лечь прямо тут и больше не вставать — ночью можно любоваться россыпью необычайно ярких звезд и наслаждаться удивительной прозрачностью воздуха и стрекотом кузнечиков, а днем дремать, подставляясь ласковому солнцу и больше ничего в этой жизни не требуя.

- Я не даю обещаний, которые не могу выполнить, - девушка пожала плечами, с интересом рассматривая насквозь проржавевшие ворота и восхищенно качая головой: это же надо так постараться! От фундамента остались еле заметные следы, уже поросшие сорняками, вынесли даже тяжелые блоки пола, хотя это и достаточно неблагодарный и бессмысленный труд. Нет, все-таки удивительная страна! Кажется, оставь яблоко на скамейке, отвернись на три секунды, и его уже не будет. А еще через пять секунд к тебе уже подкатит какой-нибудь молодой и нахальный желатель девичьего тела и чести, хотя последнее представителей великой российской нации не волнует уже какое-то долгое время. Даже язык у них своеобразный, полнящийся непередаваемой и, кто бы сомневался, непереводимой игрой слов, большую часть фраз пришлось просто заучивать, равно как и условия применения оных. Но, признаться, Тоука ни секунды не жалела — с чего-то надо начинать покорение мира, так почему бы не стартовать с самого сложного и близлежащего? Это как купить компьютерную игру и тут же поставить ее на максимальный уровень сложности, не имея представления о том, что такое компьютер вообще, не то что игры. - Но я постараюсь, - в какой-то момент, особенно остро — после фразы «пошли», захотелось себя отпеть и тут же закопаться в уютную матушку-землю, но Шима силой воли подавила приступ паники, сглотнула вставший в горле комок и кивнула, делая шаг вперед, чтобы тут же вздрогнуть от шепота на ухо.
Нет, само жилище клана фростов ей нравилось, но было что-то такое... заставившее на секунду затосковать по поселившейся в вымершей деревне тишине. За столько лет Киришима слишком привыкла к тому, что они с отцом живут одни, у берега моря, под защитой Леса, а тут... маленькие ухоженные домики, явно жилые, и это только начало, можно сказать, буферная зона между настоящим поселение и эдаким порогом. А учитывая шумную натуру русских, гуль с содроганием представила, как проведет здесь все лето, да еще и без права голоса, если верить Киру. Убивать захотелось немедленно, но Киришима мужественно пересилила себя в невесть какой раз, напомнила самой себе, что приехала знакомиться с родителями будущего мужа, похвалила себя, любимую, за терпеливость, вцепилась в руку парня мертвой хваткой и, прижавшись к нему боком, меленько засеменила следом, оглядываясь и настороженно принюхиваясь. Не может, просто не может быть в жизни Тоуки все гладко и спокойно! Особенно в момент знакомства с четой Зиминых.
«Вот сейчас из тех кустов вылезет отец и заорет что-то вроде «сюрприз, до-о-очь»».

+1

4

Йокаи практически в полной тишине шагали вдоль стройных рядов одинаковых домиков, и Кир буквально кожей ощущал становящуюся с каждым шагом все сильнее нервозность Шимы, правда, не слишком понимал ее причины.
- Не переживай ты так. Говорю же – на самом деле все обстоит не так серьезно и страшно, как на словах. – Кир ободряюще улыбнулся уголком губ и покрепче сжал руку девушки. – Ни в каких важных управленческих мероприятиях ты участвовать не будешь, с дряхлой верхушкой клана контактировать не придется, а в остальном веди себя, как обычно. Я буду рядом и помогу, если понадобится. – Еще раз улыбнувшись, фрост обвел взглядом улицу и задумчиво хмыкнул. За рядами домов угадывались еще и еще улицы, начинавшиеся у других телепортационных площадок и соединенные между собой небольшими улочками через каждые четыре дома, а так же сходящиеся в одной точке, у ведущей вглубь территорий широкой аллеи. Причем все выверено идеально, вплоть до миллиметра, он сам как-то от скуки измерял. Даже домики словно через «Ctrl+C – Ctrl+V» строили. Мечта перфекциониста. Впрочем, так только в буферной зоне, являющейся еще и местом проживания гостей. Подобных полян в последний раз, когда он здесь был, насчитывалось двадцать штук, и они образовывали идеальной формы кольцо, внутри которого располагалось все остальное. Точнее, еще одно кольцо, называемое «санаторной зоной». Поменьше размером, как и составляющие это кольцо поляны, причем каждая из них имеет все необходимое для комфортного отдыха – магазины, сауны и прочие спа-центры, озера и речки с уютными небольшими пляжами… Все знают значение слова «санаторий», не так ли?
А вот уже внутри кольца санаториев находились сами хозяйские владения. Небольшие, сравнительно, полянки, для каждого семейства своя собственная. По крайней мере, так было до поступления в Демоноколледж. Ведь не стоит забывать, что это место создано отнюдь не с помощью пространственного барьера, который один раз поставил и потом, если захочешь увеличить его внутреннюю территорию, придется снимать и ставить заново, но уже с другими параметрами...
- Кстати, думаю, что раньше тебе не приходилось бывать в доменах подобных размеров. – Фрост снова заговорил, чтобы хоть как-то отвлечь Тоуку от нервирующих ее мыслей. – Помнишь еще, что такое «домен», надеюсь? – Кир хохотнул про себя – он-то помнил, что Шима благополучно спала с открытыми глазами на том занятии, когда им объясняли, в чем разница между «пространственным барьером» и «доменом». Но мало ли, может диктофон использовала? Или скатала потом у кого-нибудь лекцию. Если рассказывать коротко, то в первом случае из мира-основы буквально выдирается при помощи того самого барьера или иной похожей техники кусок пространства, после чего он в прямом смысле исчезает отовсюду – из памяти жителей мира-основы, книг, файлов на компьютере и карт. Но, если барьер снят или разрушен, то пространство возвращается на место, со всеми вытекающими. А домен – это созданное кем-то независимое пространство, соединенное с миром-основой «пуповиной» входного коридора. В данном случае «пуповина» была завязана на тот кусок земли, где когда-то находился колхоз, а к воротам просто привязали идентификационное заклинание, чтобы не было нужды в стороже входа. Однако если пуповину перерезать, домен никуда не денется, просто попасть в него смогут лишь те, кто его создавал и те, кому они сообщат точные пространственные координаты (и то, тогда потребуется умение телепортироваться или создавать порталы). Яркий пример доменов – библейские Ад и Рай, греко-римский Олимп, норвежская Вальгалла, etc. К слову, даже убийство создателя домена никак этому самому домену не повредит, ведь это самоподдерживающаяся, саморазвивающаяся система огромной сложности. Потому, кстати, создать его способны только очень могущественные существа, или несколько более слабых, но на время объединивших свои силы. Как-то так. – Ладно, не суть. Ну-ка, что тут у нас? – Подойдя к расположенному у самого начала аллеи стенду с картой Лесной Долины, фрост некоторое время молча втыкал в нее, после чего привычным жестом схватился двумя пальцами за переносицу и закрыл глаза, выдыхая сквозь сжатые зубы. – Этот… удод… Он ничего не говорил о том, что территория выросла минимум втрое! – Практически прорычал Зимин, когда не удалось унять вновь вспыхнувшее раздражение через старую добрую дыхательную гимнастику и массаж переносицы. Хотя обычно этот способ помогал. – И внутренние поляны хрен пойми как перемешались… Ну, сссученыш ископаемый, только попадись мне, шутник херов. – Кое-как успокоив себя мыслью, что скоро он виновника своего неловкого положения встретит, и вот тогда… А пока нужно думать, как быть. Нет, серьезно, вариант «идти пешком» даже не рассматривался, они ж так могут до глубокой ночи проволындаться! А так хочется вытянуться у себя в комнате на кровати и поспать хоть часиков пять, ведь в последние недели этого толком не удавалось – жара и экзамены, чтоб им пусто было.
- Так. Думай, голова, шапку куплю… - Прикусив губу, фрост посмотрел на девушку, вздохнул и обвел внимательным взглядом окружающее пространство, задержав его на тени, отбрасываемой стендом. Оценил направление солнечных лучей, проходящих сквозь крону, а так же их интенсивность и общую густоту тени, после чего облегченно выдохнул. Сегодня любоваться филеем леди Удачи нам не доведется, с чем я нас и поздравляю. – Выходи, страж, нужна твоя помощь. – Негромко проговорил фрост и тень, словно только этого и ждала, выстрелила вверх множеством черных щупалец, которые сплелись в нечто среднее между монохромным пряничным человечком ростом с обычного взрослого, и обретшим объем детским рисунком «палка-палка-огуречик». На идеально круглой голове открылось два абсолютно белых и круглых глаза, плюс узкий и такой же белый полумесяц рта. Теневик, сравнительно редкий и мирный дух Нави, зачастую используемый магами или сверхъестественными существами как страж и разведчик. То-то фрост не заметил ни одного охранника с того момента, как они с Шимой ступили на территорию поселения. А тут, оказывается, для этих целей теневиков теперь используют. Что ж, разумно – почувствовать или заметить их нереально, если они сами того не захотят, да и гостей мельтешением перед глазами не раздражают, при этом не оставляя их без надзора. Просто и надежно, как лом. – Насколько сильно увеличился домен за последние четыре года?
- Три целых и семь десятых раза. – Незамедлительно последовал лаконичный ответ. – Так же, большинство не связанных с клановой верхушкой семей, и несколько молодых старейшин в том числе, перенесли свои владения за внешний круг, на большое отдаление от основного поселения. – Голос теневика напоминал шелест листьев ночью, и не спрашивайте, почему именно такое сравнение. Молодой йокай прикинул возможное расстояние, и даже в лучшем случае выходило не меньше дневного перехода. А ведь еще и по лесу, так что можно смело четверть суток сверху накинуть… А ведь я предупреждал отца, что приеду не один, а со своей девушкой. Фросту внезапно стало очень сильно стыдно перед Шимой – сам в гости пригласил, а тут такое. Захотелось убиться об дерево, а еще лучше - убить одного доисторического шутника. За перешедшую всякие границы подлянку. – Мне было приказано переместить вас к вашему дому… Если сумеете меня найти. – На это фрост только облегченно вздохнул и благополучно пропустил мимо ушей вторую фразу. Что ж, живи пока. Но вмазать – вмажу!
- Буду благодарен, - фрост с улыбкой кивнул духу и повернулся к Киришиме. – Закрой, пожалуйста, глаза, и не открывай их, пока я не скажу, что уже можно. – Дождавшись, пока подруга выполнит его просьбу, Кир сам зажмурился, и в то же мгновение что-то обернуло их с девушкой, словно огромное одеяло. Последовал рывок, ощущение, что их куда-то предельно аккуратно тащат, растянувшееся на несколько минут, а потом все закончилось, и по закрытым глазам ударил рассеянный солнечный свет. – Вот и все. Благодарю, дух. – Хоть рядом никого уже не было, йокай не сомневался, что его услышали. – Итак… - Оглядевшись, парень наткнулся взглядом на скромный дорожный указатель в виде прибитой к столбу дощечки с лаконичной надписью «Туда» и стрелкой, поясняющей, куда именно. – Только прибыли, а уже ощущение, что попали в дурдом на день открытых дверей. Что дальше-то будет… - Хоть и говорил он несколько монотонно, в его голосе все равно можно было уловить нотки обреченности. – Прости за это. Пойдем, я чую, мы уже близко.

И действительно, всего через пять минут неспешного движения по асфальтированной тропинке, вьющейся меж деревьев, они вышли на немаленьких размеров поляну, почти на две трети покрытую ухоженным садом. Яблони, груши, вишни, сливы, возможно – где-то среди деревьев затерялась полянка с земляникой, наверняка есть небольшое пространство, засаженное клубникой… И все это уже спелое. Фрост даже облизнулся невольно. Сладкое он не особо любил, но вот фрукты, ягоды и тем более домашний компот – совершенно другое дело.
В этот момент из-за деревьев показались двое, мужчина и женщина. Мужчина оказался ростом метра под два, не слишком мощного телосложения, с черными растрепанными волосами и такими же, как у Кира, ярко-синими глазами. Его грубоватое лицо буквально сияло радостью от воссоединения со своим отпрыском.
- Сынок! Я так соскучился! – Распахнув объятия, фрост-старший бросился к Киру со вполне очевидными намерениями как следует того потискать. Сам же Зимин-младший улыбнулся в ответ широко и не менее счастливо, распахивая руки навстречу отцу. Однако когда между ними осталось меньше метра, правая рука молодого йокая резко ушла вниз, пальцы до хруста сжались в кулак, а сама конечность окуталась отчетливым маревом, первым признаком предельной накачки тела маной.
– Иди в хер нарядись!!! – Сокрушительный апперкот повстречался с челюстью не успевшего затормозить мужчины и отправил того в полет по крутой дуге. Через две секунды тело скрылось за деревьями, откуда донесся смачный «бултых».
- Ара. Какое жаркое воссоединение, - подошедшая к ним с Шимой женщина прикрыла ладошкой нижнюю половину лица, но фрост успел разглядеть чрезвычайно лукавую улыбку.
Невысокая и изящная, она не отличалась выдающимися женскими достоинствами, из-за чего напоминала фарфоровую статуэтку. Бледная кожа лишь укрепляла это ощущение, а очень длинные, собранные в высокий хвост волосы насыщенно-черного, с синеватым отливом цвета выгодно контрастировали с создаваемым образом. Туда же, к образу, можно добавить и маску ледяного спокойствия на лице. Впрочем, сейчас не полную – лукавые искорки в глазах, появляющиеся при взгляде на Шиму, и то и дело дергающиеся в попытке улыбнулся губы никак не вязались с образом Ледяной Королевы, который она предпочитала держать на публике. Как и домашняя юката цвета теплого летнего неба, со схематичными узорами белых облаков. В общем, Кир прекрасно понимал, почему отец, при не самом легком характере этой женщины, решил связать свою жизнь именно с ней.
- Он заслужил. Нефиг устраивать свои проверки, когда я заранее предупредил, что прибуду с гостьей, а не один, - категорично отрубил Кир и вздохнул, беря себя в руки. Пар он уже выпустил, а продолжать обсуждение ситуации – только дополнительно распаляться. Впрочем, судя по на какое-то мгновение опасно сузившимся глазам матери, а так же ставшей излишне милой улыбке, фрост понял, что подстава удалась. Брр, ну вот, опять. Опять это чертово видение чего-то рогатого и очень-очень жуткого у нее за спиной! Парень невольно поежился. Хоть эта улыбка и не ему адресована, а все равно страшно стало. Покойся с миром, козел чешуйчатый. Мысленно вознеся молитву за упокой папани, которого, тем не менее, любил, Зимин-младший сделал шаг чуть в сторону, чтобы одновременно видеть и То-чан, и мать. – Мама, знакомься, это моя девушка, Киришима Тоука. То-чан, это моя мама, Наталья Сергеевна Зимина.
- Ну зачем же так официально… - И снова эта улыбка, от которой бросает в дрожь и против воли хочется вытянуться по стойке «смирно», теперь уже адресованная ему самому. – Можешь обращаться ко мне Наталья или Наташа, я не против. – Улыбнулась женщина Киришиме и кивком предложила следовать за собой. – Пройдемте в дом, незачем на улице топтаться, вы наверняка устали и проголодались.
Дождавшись, пока мать повернется к нему спиной, фрост максимально тихо выдохнул, испытав облегчение. Первая оценка положительная, дальше будет легче… или сложнее, смотря с какой точки зрения взглянуть. Улыбнувшись своим мыслям, Кир двинулся за матерью и гулем.

Отредактировано Kir Zimin (2015-12-11 18:20:21)

+1

5

Шима постепенно успокаивалась, осознавая, что из ближайших внимательно осмотренных кустов отец не вылезет, а от дальних еще прибежать надо, а попытка успокоить ее даже позабавила, заставив криво улыбнуться и прижаться как можно плотнее к оккупированной руке. Если бы ее заботили столь обыденные неприятности как патриархат, она бы уже давно развернулась и утопала прочь. В конце концов, глубоко вдохнув и прижавшись к руке фроста еще плотнее (хотя в какой-то момент показалось, что дальше уже некуда), она даже успокоилась, прикрыв глаза и так и замерев, пока Кир остановился и с кем-то разговаривал. Сперва, из-за закрытых глаз, показалось, что со злополучной, чем-то не понравившейся ему картой, но стоило только открыть глаза, чтобы пришло понимание — тут за стражей считались теневые человечки, обладающие, похоже, собственным интеллектом. Достаточно интересно, чтобы отвлечься от насущных проблем и пропустить мимо ушей просьбу закрыть глаза, да?
Сперва, стоило только посмотреть на окружающий мир, захотелось закричать — привычной реальностью этот бред сюрреалиста назвать было сложно, надо было сперва вывернуть пространство наизнанку и раскрасить в самые причудливые оттенки черного, а потом... домыслить недостающее мятежной душе. И все равно получится только бледная приближенная копия. Тоука с жадным любопытством подалась вперед, щурясь и гадая, как может подействовать увиденное на не столь устойчивое в моральном плане сознание: ведь она, будучи иллюзионистом и живя под боком у Леса, не раз придумывала себе миры и поинтереснее, а потом с радостью показывала их отцу. Наверное, именно с тех пор он и начал страдать бессонницей, хотя виноватой дочурка себя совершенно не чувствовала. Видимо, из-за риска оказаться втянутым в здешний вид реальности, рискнувшие путешествовать с теневиками плотно зажмуривались, а самым любопытным даже, скорее всего, приходилось завязывать глаза чем-нибудь, не пропускающим света. Гуль же взирала на окружающий ее мир с восхищением малолетки, впервые получившего в руки розовую сахарную вату, облачком висящую над длинной палочкой — для нее это было чем-то вроде чужого опыта, который можно перенять (если говорить проще, своровать гениальную идею, и ведь никто претензий не предъявит!). Увы, ничто хорошее не длится вечно, и уже через пару минут их с парнем буквально исторгло из чужого пространства резким толчком, выкинув на ухоженную и слишком заурядную полянку перед домом четы Зиминых. Напоследок девушка краем глаза уловила заинтересованные белые глаза и легкую одобрительную усмешку черного человечка, после чего твердо решила его разыскать и расспросить... с пристрастием. Но это будет позже, сейчас же...
«А он случаем не больной?» - Киришима с сочувствием наблюдала за поединком нервов Кира и любвеобильности его отца. Победила дружба, судя по счастливому лицу улетающего в закат, пардон, в кроны деревьев папаши и резко подобревшему сыну. Да, за год весьма тесного общения она прекрасно научилась различать эмоции своего возлюбленного по малейшему изменению взгляда и позы, по дыхательным упражнениям, по подрагивающим кончикам пальцев. Не то, чтобы Зимин-младший стал для нее раскрытой книгой, но угадывать его настроение она научилась весьма сносно, чем заслуженно гордилась. И теперь, с нескрываемым интересом наблюдая за его матерью, начинала понимать, в кого он такой скрытный уродился.
- У меня на родине справедливо считают, что знание полного имени демона дает над ним некоторую власть, - Шима аккуратно, за дужку сняла дорогие солнцезащитные очки и посмотрела в глаза женщине, тепло улыбнувшись. Да, она прекрасно уловила взгляд, которым сия милейшая особа одарила фроста, почувствовала, стоя с ним рядом, как тот напрягся, но сама, пожалуй, только заинтересовалась еще больше. Были у ее отца знакомые, пугающие самой атмосферой, следующей за этими демонами по пятам — не то, что заговорить, подойти было боязно, казалось, вот он сейчас повернется, улыбнется своей очередной обаятельной улыбочкой и проглотит тебя, даже не подавившись ботинками и крыльями. Увы, Тоука, с детства любовно взращивавшая в себе дух бунтарства, упорно отказывалась поступать так, как от нее ожидают, тем более, кого-то там пугаться! Однажды не в меру распалившийся вампир, «заигравшись» в укусы, неожиданно сам для себя оказался покусан трехлетней разъяренной малышкой, к которой полез «напугать». Вампир гуля до сих пор побаивался, всякий раз после ее клыкастой улыбочки вздрагивая и ощупывая бедро — до ягодицы, увы, мелкая тогда не достала, хотя метила именно туда и очень старалась попасть — просто жертва оказалась слишком вертлявой. - Благодарю за гостеприимство и теплую, - чуть заметная насмешливая улыбка, - встречу.
Интересуясь русской культурой, Киришима наткнулась на зарисовки старых русских мастеров, изображавшие деревню, и была сражена в самое сердце архитектурой дремучего далекого века: маленькие домики из аккуратно пригнанных досок, обсаженные мальвами и подсолнухами, с резными навесами над крыльцом, с аккуратными окнами, завешенными белыми шторками с разноцветной цветочной вышивкой, с острой крышей и массивной печной трубой. Они очаровывали и вызывали ни с чем не сравнимое желание ступить в затененные сени, ощутить запах отполированного годами дерева, полюбоваться легким полумраком просторных комнат... Увидев дом Кира, она издала тихий писк и замерла, не в силах сдержать расплывающуюся широкую улыбку — здесь все было именно так! Только дом трехэтажный и труба то ли скрыта скатом, то ли вообще отсутствует.
«Пожалуй, я задержусь здесь. На всю жизнь», - Шима изловила фроста за руку, дернула за нее, заставляя обратить на себя внимание, и, привстав на носочки, нежно поцеловала в губы, жмурясь от удовольствия и чуть ли не мурлыкая.
- Покажи мне свою комнату, пожалуйста, - прошептала в губы, легко пробежалась по ним язычком и отстранилась, смущенно заалев щеками и потупившись. Такого поведения она от себя и сама не ожидала, а тут... да еще и при матери своего избранника. - Извините.

+1

6

Кир решил благоразумно держаться позади Тоуки и своей матери, просто наблюдая за ними и не влезая в женский разговор, во избежание. И правильно сделал, потому что, услышав фразу девушки про истинные имена демонов не смог сдержать кривой усмешки. С одной стороны – полнейшая глупость, ведь это специально распускаемая демонами дезинформация, а с другой… Когда тебе вечером звонят и говорят, что намечается очередная туса, и без тебя вообще никак не обойтись – чем это еще назвать, как не могущественным призывом на основе имени демона?
Представив себе эту картину, которая раз за разом повторялась в колледже, фрост всерьез задумался. Вот вроде бы учеба в колледже для демонов, все дела… А вспоминаются в основном попойки с соседями по комнате или одноклассниками. Мистика какая-то!
От философских размышлений о смысле жизни и его места в ней Кира отвлекла Шима, полыхнув в эмоциях радостью и восхищением, чем на короткий миг стала похожа на маленький счастливый вулканчик. Кир даже опешил – это насколько же сильными должны быть данные эмоции, чтобы их сумела настолько отчетливо уловить ориентированная исключительно на негатив йокаевская эмпатия?!
- Ам… Да, конечно. – С трудом восстановив самообладание после поцелуя, тихо пробормотал фрост и нервно облизнулся, бросив беглый взгляд на мать. Та, впрочем, предпочла сделать вид, что ничего не заметила. Ну да, она никогда не была излишне строгим блюстителем традиций и морали… Но и наглеть поблизости от нее не следовало. – Пойдем. – Снова подцепив гуля под локоток, фрост двинулся к дому, на ходу мазнув по нему взглядом и задумчиво улыбнувшись своим мыслям. Ну да, дом красивый. Такой себе идеализированный старославянский стиль, как на многих картинах, где изображают архитектуру той эпохи. Фрост, конечно, не обольщался – отец ему как-то показал свои воспоминания о тех временах, и ничего сколь-нибудь красивого его сын там не нашел. Те же деревни и села, просто времена другие. А о какой красоте могла идти речь? Железо было дорогим… Там, где о нем вообще слышали. Впрочем, как и другие металлы. Поэтому доски были если и не роскошью, то весьма недешевым удовольствием. Так что дома делали из бревен. Да, строили надежно, для себя ведь, но, при этом, ни про какие измерительные приборы и прочее, привычное для жителя XXI века, речи не шло. Все делали «на глазок». В общем, обычная ситуация из разряда «раньше и трава была зеленее, и девки сочнее, и платили больше». Хотя это не отменяет того факта, что особняк семейной четы Зиминых действительно красив – наружная стилизация под бревенчатый сруб, большие окна с деревянными рамами и резными ставнями, никакой видимой глазу обработки краской или лаком, крупная коричневая черепица на крыше. Даже печная труба есть, просто скрыта от постороннего взгляда скатом крыши. Вот, кстати, Кир не раз задавался вопросом, а нафига труба выведена на крышу, если в доме три этажа и кухня находится на первом? Внятного ответа он так и не смог получить ни разу. Да и дыма над трубой тоже никогда не видел.

Внутреннее оформление дома было выдержанно в том же стиле, разве что стены обшиты обычными досками. Но, в целом, создается именно ощущение какого-нибудь поместья небогатого дворянина из глубинки, времен ранней Российской Империи – все деревянное, аккуратное, помещения светлые и уютные, просторные. Более того – даже санузлы, и те деревянные. А зачем заморачиваться, когда есть возможность получить древесину, не уступающую любой керамике по прочности и надежности?
- Молодые люди, отвлекитесь друг от друга ненадолго, - от Натальи легонько повеяло жутью, чего оказалось достаточно, чтобы вернуть Кира из мира его грез, порожденных практически прижимающейся к нему девушкой.
- М? – Сфокусировав взгляд на матери, красноречиво поинтересовался Зимин-младший, моментально становясь серьезным, насколько это было возможно в данной ситуации. Заодно покосился на напольные часы-«башню», кои были родом из туманного Альбиона, но при этом непонятным образом органично вписывались в окружающую обстановку. Заметив взгляд сына, женщина едва заметно улыбнулась и кивнула.
- Сейчас почти половина двенадцатого. Через полчаса я желаю видеть вас за столом. Пропускать даже неофициальное торжество в свою честь – нехорошо. – Мило улыбнувшись парочке напоследок, хоть и без спецэффектов, женщина скрылась в направлении кухни, которая, в свою очередь, располагалась в самом дальнем конце правого крыла первого этажа. Проводив ее взглядом, Кир мотнул головой и внимательно взглянул на Киришиму. Он старался этого не показывать, но что-то в ней ему последние пять-десять минут казалось неправильным… Чуждым. И это очень беспокоило парня, ведь только недавно ничего подобного не было! А учитывая тот факт, что Шима – не маг, и никогда им не будет… В общем, не будь Кир сам заинтересован в магии и не обучайся он ей, то просто забил бы на тревожный звоночек интуиции. Однако он магию любил и ей обучался, а одно из главнейших правил мага звучит очень просто, и большинству современных людей знакомо – «Если у вас паранойя, это еще не значит, что за вами не следят». – Пойдем, покажу тебе свою комнату. Да и твою тоже. – Фрост вернул на лицо легкую теплую улыбку и потянул Киришиму за собой в направлении лестницы.

По пути в левое крыло третьего этажа Кир провел для своей будущей жены короткий экскурс по дому. Если проще, то объяснил, что первый этаж – это гостевые комнаты, небольшая гостиная и малая библиотека в левом крыле, а так же еще несколько комнат для гостей, склад и кухня – в правом. На втором этаже все правое крыло отводилось под спортзал. Он хорошо экранирован, но все равно в нем не желательно проводить сколь-нибудь разрушительные тренировки, для этого есть полигоны. Там есть почти полный набор тренажеров для легкой и тяжелой атлетики, а так же игры в волейбол и баскетбол. Для футбола, к сожалению, зал размерами не вышел. В левом крыле того же этажа находятся хозяйские библиотека и комната отдыха, по левую и правую руку соответственно, если стоять спиной к лестнице на этаж. А третий этаж полностью отведен под «хозяйские покои», по шесть комнат приличных размеров в каждом крыле особняка. Правда, в крыле родителей Кира одна из комнат переделана в отцовский кабинет. Плюс, что самое главное, на каждом этаже в каждом крыле присутствует по раздельному санузлу. Да еще по одному, маленькому такому, в каждой комнате. Как предполагал Зимин-младший – его папаше в свое время пришлось немало времени прожить в весьма стесненных условиях, и вопрос свободного санузла стал для него чуть ли не малой фобией. Бывает, что поделать…
- А вот это моя комната. – Комната Кира располагалась в самом конце левого крыла. Приличных для одной единственной комнаты размеров, из-за этих самых размеров создавалось ощущение пустоты. Для кого-то это могло показаться неуютным, но самому Зимину, долгое время прожившему в квартире-маломерке со своими родителями, а затем и в общаге Демоноколледжа, комната казалась просто огромной и чрезвычайно уютной. И светлой, да. После все того же колледжа мрачность, готичность и иже с ними не вызывали у Кира ничего, кроме легкой тошноты. Дос-та-ло.
- Там – комп, - пропустив девушку внутрь и прикрыв за ней дверь, Кир махнул рукой влево, где два шкафа образовывали уютный, защищенный от света закуток с компьютерным столом и, собственно, самим компьютером. Короче, парень решил поработать Кэпом Очевидностью на полставки, чтобы выгадать себе время на размышление над теми ощущениями, что сейчас вызывала в нем Киришима. И речь отнюдь не о симпатии и прочем влечении. – Там – стол, - он указал пальцем пальцем, теперь в сторону дальнего от входа окна, напротив которого и стоял стол для учебы или просто работы. Слева и справа от него располагались по шкафу, заполненному всякой учебной или научной литературой… Половину из которой фрост с момента покупки даже в руки не брал. Науки – это не его, увы. – Вон кровать, - оная находилась в правом дальнем от входа углу, под вторым окном, и представляла собой кровать-«полуторку». В изголовье, классически, пристроилась тумбочка, к которой плотно прижимался боком шкаф для одежды. В правом ближнем к входу углу незаметно пристроился небольшой шкаф для всякого хлама, который или редко нужен, или рука не поднимается выбросить, и с переменным успехом изображающий из себя кладовую. А вот в левом, дальнем от входа углу, присутствовала незаметная беглому взгляду дверь, ведущая в, собственно, персональный санузел. На эту дверь Кир тоже не преминул указать, на всякий случай.

- Так. Предполагаю, что моей просьбы закрыть глаза, когда теневик нас собирался переносить, ты не слышала. – Зимин развернулся к подруге и едва заметно улыбнулся. Именно к такому выводу он пришел, тщательно поразмыслив над своими ощущениями. И не осуждал ее за это – сама ситуация такова, что девушка пребывала большую часть времени в своих мыслях. – Поэтому мне нужно тебя осмотреть. Присядь, пожалуйста, на стул спиной к окну, - он кивнул в сторону своего рабочего стола, а сам подошел к одежному шкафу, обе створки которого были зеркальными.
Главная проблема этого осмотра заключалась в том, что ауры, как таковые, могут видеть либо очень сильные маги при помощи специального заклинания, либо демоны с предрасположенностью к магии, находящиеся в своей истинной форме. Как вариант, можно частично снять маскировку с глаз или тех органов чувств, что отвечают у данного демона за «аурное зрение». Однако дело это непростое, благо, что Кир умел, но вот именно глаза требовали от него особой концентрации. Особенно теперь, когда он несколько недель мучился от странной рези в своих органах зрения, непонятно, чем вызванной.
Ну, с богом. Сосредоточившись, парень провел необходимые манипуляции, и взглянул на свое отражение, внимательно следя за тем, как глаза плавно переходят к их истинному облику… И в первые же мгновения едва не потерял челюсть. Вместо привычного заполнения глаза синевой радужки, из уголков глаз появилась и стремительно окрасила собой белок непроглядная чернота. Сама радужка, как прежде глаза полностью, испускала тусклое, незаметное при свете дня сияние, да и цвет ее остался прежним. И зрачки остались теми, которые были, вертикальными и узкими, как у змей. Но вот белки… - Мня… - Невнятно пробормотал он, все еще пребывая в состоянии, близком к шоку. Нет, он читал, что регулярно потребляя кровь одного и того же существа, можно перенять некоторые его черты… Но, во-первых, там говорилось про характер, а во-вторых, это было написано в книге «Мифы, легенды и неподтвержденные факты». В человеческой книге, написанной не магом для немагов! И, кажется, даже для непосвященных в «тайную» сторону мира. Эх. Надо будет отцу показаться и рассказать, вот он посмеется… Тихо вздохнув, Кир вернул в очередной раз вышедшие из под контроля эмоции туда, где им самое место, и подошел к То-чан, внимательно разглядывая ее. Точнее, ее ауру, из-за чего у гуля наверняка создавалось ощущение, словно смотрят не на нее, а словно бы в и сквозь нее. Да, парню уже приходилось неоднократно на себе подобное испытывать, неприятное чувство. Но он надеялся, что и Шима через подобное проходила. А даже если и нет, то доверяет ему достаточно, чтобы не бить по лицу, не выяснив всей подоплеки происходящего.
- Ага, вот оно. – Фрост немного нахмурился и сфокусировался на самой Тоуке, посмотрев ей в глаза. – Любимая, к тебе тут иммигрант прицепился. Подожди немного, я его удалю… Только учти, будет как минимум неприятно, он к твоей ауре присосался. – Предупредив девушку и легонько ей улыбнувшись, Кир вернул свое внимание обратно на ауру гуля, фокусируясь на мерзком даже на простой взгляд черном образовании, представлявшем собой мелкого аурного паразита родом из Нави. – Когда долго всматриваешься в Бездну, Бездна тоже начинает всматриваться в тебя, - негромко прокомментировал Кир, и неизвестно, что именно – ту невольную ошибку девушки, или задергавшегося, пытающегося скрыться от его взгляда на глубинных слоях ауры паразита. Врешь, не уйдешь. Резко выбросив руку вперед, фрост сжал пальцы на этой черной пакости, после одним резким, но аккуратным движением извлек добычу на свет божий. Гадости это явно не понравилось, и она стала видимой. Вязкая, напоминающая нефть, но не текучая черная субстанция, надежно удерживаемая молодым йокаем, противно заверещала и задергалась. – Заткниссссь, сссученышшш! – Зимин шипел не хуже разъяренной змеи, с отвращением разглядывая тварь в своей руке. – Ни документов, ни прописки, а все туда же. Лезут через границу, словно им тут медом намазано… - Резко успокоившись, он процитировал персонажа из почти позабывшегося уже фильма. Пара мгновений, и эта неведомая фигня обращается в лед. Еще секунда-другая, и лед рассыпается в мелкую пыль, исчезающую еще на полпути к полу. – Фьюх… - Выдохнув, Зимин-младший внезапно опустился на пол перед девушкой и уткнулся носом ей в колени, переводя дух. Ему подобная операция далась нелегко, он вообще никогда не был талантлив в тонких манипуляциях. Впрочем, учиться все равно нужно, а практика – неотъемлемая часть обучения. Тем более что в данном случае ни девушке, ни ему ничего не угрожало, слишком мало времени прошло с подселения. Вот промедли они хоть день, тогда да, пришлось бы помучаться… - Малыш, я тебе потом коротенько расскажу про Навь, и дам прочитать одну книжку… А пока пообещай мне, пожалуйста, одну вещь, хорошо? Что бы ты там не увидела, как бы тебя это не заинтересовало, как бы не тянуло снова, хоть одним глазком, туда заглянуть – не надо. Все, что тебе показали – взято из твоей головы. В Нави нет ничего, что можно было бы увидеть. – Приподнявшись с пола, Кир тепло улыбнулся любимой и нежно, а так же очень тепло поцеловал в губки, обнимая ее за плечи.

Отредактировано Kir Zimin (2015-12-15 01:22:46)

+1

7

Внутреннее убранство дома Тоуке тоже невероятно понравилось, она с удовольствием вдыхала запах старого дерева, с любопытством заглядывала во все углы, куда можно было сунуть нос, иногда дотрагивалась до стен кончиками пальцев — а правда ли это? Не мираж? Хотя опытный иллюзионист и способен с первого взгляда узнать и оценить иллюзию, ей все равно не верилось, что она на самом деле оказалась в таком доме. Выросшая в деревне, она знала только старенькие одно- и двухэтажные домики, удобные для того, чтобы выпить вечером чаю, сварить еду и переночевать, но не предназначенные для роскошной жизни. Ну и здание общежития, конечно же, где все было настолько пафосным, что хотелось сбежать при первой же возможности. Покажите Шиме того, кто решил сделать для демонят такое жилище, и она разорвет его на части голыми руками, чтобы неповадно было так травмировать неокрепшую психику.
Предложение, вернее, приказ, завуалированный под настоятельную просьбу, прийти к двенадцати на «праздничный» завтрак гуль восприняла с истинной непокорностью, скорчив матери Кира в спину вредную рожицу — упускать возможности побыть со своим парнем в одиночестве, не выгоняя при этом слишком любопытных сожителей из комнаты (а приходилось, причем часто орудием «возмездия» оказывался притулившийся в уголке веник). И если женщина, жутко улыбнувшись, рассчитывала заполучить покорность представителя семьи Киришима... то она ужасно ошиблась. Потому что шальное настроение, охватившее девушку во дворе, буйствовало и не собиралось улетучиваться — наоборот, хотелось соблазнить своего возлюбленного прямо тут, посреди коридора, и плевать на последствия. Но Тоука героически сражалась со своими желаниями, вполуха слушая монолог Зимина и кивая, когда молчание уж совсем затягивалось. Опыт подсказывал, что в такие моменты от плохо слушающего собеседника ожидают хоть какой-то реакции.
«Он заделался кэпом просто так или что-то случилось? - коварный гуль уже тянул к своей жертве руки, но та вдруг повела себя нетипично, разнервничалась и предложила сесть. Шима озадачилась, почесала кончик носа и уже открыла было рот, чтобы возразить, мол, не надо ее осматривать, она и так знает, что что-то поменялось, но в последний момент вздохнула и плюхнулась на указанный стул, принявшись беспечно помахивать ногами. В конце концов, если любимому так хочется о ней позаботиться, почему бы и не предоставить ему такой шанс? Кроме того, он наверняка будет снимать часть своей маскировки, а истинный облик фроста Киришима любила, пусть даже он зачастую и проявлялся только по частям, вот например сейчас парень решил задействовать только глаза. Благо, делал он это перед зеркалом, поэтому девушка имела возможность лицезреть не только взъерошенную макушку, но и лицо благоверного. А еще... - Кто-то слишком много ел!» - увиденное вызвало у Тоуки победную улыбку и заставило чуть ли не заурчать от удовольствия. Конечно, она подозревала, что регулярное потребление ее крови приведет к каким-нибудь последствиям, но даже не представляла, что у Кира могут измениться глаза. Отец, будучи в хорошем расположении духа, рассказывал непослушному чаду о том, как один знакомый вампир потреблял его кровь, но тогда изменения ограничились только более темным цветом волос и заострившимися чертами лица. Глаза, говаривал отец, меняют свое строение только во время сильнейшей связи делящегося кровью с нуждающимся ее. И не приведи ками, добавлял папаша, ты в такое втянешься, потому что если у тебя или у пьющего кровь меняются глаза, вы становитесь связаны до конца жизни одного из вас. Странно, но ей определенно нравилось, что теперь-то парень от нее никуда не денется — банально не сможет.
- К моей ауре кто только не пытался присасываться, - гуль повела плечами, ежась от неприятного ощущения, как будто из самого ее нутра что-то настойчиво вытягивают, потом задумчиво осмотрела извлеченное на свет создание и пожала плечами. Когда-то она уже умудрилась заполучить себе паразита, тот «ездил» на девушке дня два, а потом отпал и, обиженно скуля, уполз искать себе новый дом. К счастью ли, к горю ли, но ауру могильщика было слишком сложно переносить достаточно долгое время, не говоря уже о том, чтобы ею питаться. Скорее отравишься, чем вырастешь. - Ты же прекрасно знаешь, как я отношусь к литературе научного толка, - Киришима тепло улыбнулась и провела по волосам уткнувшегося ей в колени фроста пальцами, зарылась в прядки, принялась их ерошить. Эти движения приносили какое-то странное успокоение и расслабленность, а чувство волос под пальцами доставляло ни с чем не сравнимое удовольствие. - Лучше я послушаю тебя. Люблю, когда ты рассказываешь.
Девятнадцать лет ее характер представлял собой сплошную головную боль для окружающих, включая отца, его многочисленных знакомых и рискнувших подружиться с самой Тоукой детишек. Она терроризировала всех окружающих с удовольствием, понятным и доступным только ей, и не собиралась прекращать таким интересных изысканий. На ее счету было немало потрепанных нервов, чужих истерик и даже ночных кошмаров, ее коллекция непечатных прозвищ себя, любимой, еще лет семь назад перевалила за две сотни, а во время учебы в колледже добралась до отметки в пять сотен. И останавливаться на достигнутом гуль не собиралась, пока... В общем, однажды она встретила молчаливого угрюмого русского, зыркающего на всех с таким завидным равнодушием, что пройти мимо мятежная душа Шимы просто не смогла. По здравому размышлению принято было решение действовать не как обычно, а сделать пресловутый первый шаг навстречу каким-нибудь более менее теплым отношениям. Первый шаг длился что-то около полугода и закончился сексом на пляже лесного озера на Окинаве, а вскоре и признанием во внезапно вспыхнувших чувствах. К вящему удивлению девушки, родившиеся в душе чувства и не думали извиняться и тихонько уходить, наоборот, они крепли с каждой проведенной рядом с Киром минутой, а вскоре Киришима с удивлением осознала, что больше просто не может без этого парня жить. И, вы наверняка не поверите, но она начала меняться. Медленно, тяжело, но упорно меняться ради своего любимого человека, только для него одного она теперь умела любяще улыбаться и беспрекословно подчинялась каждому его слову, она тянулась к нему, с благодарностью и удовольствием принимая ласки, выпрашивая поцелуи и близость. Она полюбила и привязалась. Ее, злобного своенравного могильщика, похожего на кошку, которая ходит сама по себе, приручили.
- Обещаю, любимый, - и ответила на поцелуй с тем же теплом и нежностью, прижимаясь к Киру всем телом, обнимая его за шею, не давая отстраниться. - А давай никуда не пойдем? - Тоука заглянула фросту в глаза и робко улыбнулась, в очередной раз залюбовавшись смесью черного белка и светящейся бледно-синим радужки. И в очередной раз призналась себе, что невероятно сильно любит этого человека.

+1

8

- Так это местный паразит был, наверняка. Для них аура того, кто практически всю свою жизнь провел рядом с кладбищем или прямо на нем, пропитавшаяся смертью и за счет этого окрепшая, все же подобные эманации для живых далеко не полезны, просто не по зубам. – Кир пожал плечами и улыбнулся довольно на согласие девушки. – А для выходцев из Нави – деликатес.
Облизнувшись, он задумчиво посмотрел на Киришиму, взвешивая ее предложение, но в итоге с отчетливой грустью покачал головой.
- Не, не вариант. Не спустимся сами – поволокут силой. Нам это надо? Нет, нам этого не надо. – Вздохнув едва слышно, парень разогнулся, утягивая за собой Шиму, и подмигнул ей. – Крепись, нам наверняка допрос с пристрастием устроят. Да и, по правде говоря, я уже соскучился по домашней стряпне. В колледже кормят неплохо, но японская кухня уже откровенно задолбала. – Он прикрыл глаза и глубоко втянул носом воздух, улавливая доносящиеся с первого этажа ароматы, вызывающие обильное слюноотделение. – Пойдем. А на остальное у нас еще два месяца впереди. – Залюбовавшись робкой улыбкой, такой непривычной и в то же время естественно выглядящей на лице Тоуки, Зимин ободряюще подмигнул ей и с явным сожалением выскользнул из объятий любимой. После чего взял ее за руку, переплетаясь с ней пальцами, и повел за собой обратно на первый этаж, к источнику сногсшибательных ароматов, царству желудка и прочая, прочая, прочая. Его собственный желудок в этот момент согласно квакнул, полностью одобряя действия хозяина. Война войной, а обед по расписанию.

На кухне же, куда они с То-чан вошли, все так же держась за руки, уже собралось все семейство Зиминых в лице патриарха и его супруги, чинно восседающих за большим прямоугольным столом, заставленным всевозможными блюдами, что и распространяли такие убойные, особенно для долгое время сидевшего на рисово-рыбной диете человека, запахи. Причем среди всего этого праздника живота Кир не регистрировал ни риса, ни рыбы, ни, тем более, водорослей. Впрочем, оно и понятно, блюда ведь в основном были русскими да европейскими. Ничего оригинального, но все выглядит красиво и вкусно.
Под задумчивыми взглядами отца с матерью, коими они сопровождали от самой двери на кухню, фрост аккуратно разжал пальцы и занял свое место в середине одной из широких сторон стола, предварительно отодвинув рядом с собой один стул для Шимы. Родители же сидели по левую руку от него, во главе стола, с дальней от входа стороны.
- Приятного аппетита, - кивнул родителям и гулю, Кир полностью выпал из мира, сосредоточившись на содержимом стола, после чего придвинул к себе огромную глубокую тарелку с домашними пельменями и щедро накидал их уже в свою тарелку. А что? Полное самообслуживание – кто что хочет, тот то и ест. А если что останется, так это можно под сохраняющие чары поместить и все будет ок, даже не остынет, так что о возможных излишках можно не волноваться.
Щедро сдобрив пельмешки сметаной, Кир наколол одну пельменину на вилку и отправил ее рот, после чего блаженно зажмурился. Оргазм вкуса, иначе и не назовешь. Как же он скучал по домашней еде, кто бы только знал! А в особенности по пельменям. А то в Японии их днем с огнем не сыщешь, а если все же найдешь, то это будет либо хрень магазинная, где одна соя, либо какие-нибудь равиоли в итальянском ресторанчике. Те же пельмени, но все равно не торт, совсем не торт.
В общем, на время поглощения еды Кир пропал для мира, игнорируя даже долгие задумчивые взгляды, которыми награждали его и Шиму предки. А чего на них реагировать-то? Ну, ошарашил он их в предупреждении о приезде, что Киришима не только его девушка, но и, с вероятностью в сто двадцать четыре процента, будущая жена… Ну и что? Да, конечно, беспокоятся за будущее сыночка, но и тут их вполне можно понять, это естественная реакция любого нормального родителя на подобные заявления от его любимого чада.
Единственное, парень не был уверен, что Шиме удастся избежать разговора по душам с предками. Как бы при этом ее свободолюбивая натура, не терпящая давления и не признающая авторитетов, не взыграла в самый неподходящий момент… Впрочем, Шима девушка благоразумная, в определенном смысле. Сама понимает, что к чему.
- Так, мужчины, оставьте нас с юной леди ненадолго. – Не терпящим возражений голосом попросила женщина, когда голод был утолен. Глава семейства, пожав плечами, пробормотал, что будет в библиотеке, если он кому-то понадобится, поспешил ретироваться с кухни. Кир, подавив зевок, неспешно поднялся со своего места и, с отчетливым трудом (пельменей много не бывает, их либо мало, либо все равно мало, но если еще чуть-чуть, то лопнешь) наклонившись, коротко поцеловал Тоуку в щеку, ободряюще улыбнувшись ей. – Я буду в саду у озера. Как выйдешь из дома – левая тропинка и до конца, не ошибешься. – Еще раз улыбнувшись гулю, фрост в меру имеющихся сейчас возможностей спешно покинул кухню вслед за отцом, направившись к тому самому озеру. Небольшое уютное местечко, тень, фруктовые деревья, тихий шелест листвы… Идеальное место для того, чтобы покемарить после сытного обеда. И плевать, что после еды, вообще-то, спать нельзя, вредно это. Чай не хрупкий человечек, не загнется от такой мелочи…

Проводив спину сына взглядом, Наталья повернулась обратно к гулю, некоторое время спокойно рассматривала ее, после чего внезапно улыбнулась. Нормальной доброй улыбкой, а не той угрожающей, при помощи которой она конвейерным методом лечит брутальных мужиков от запора.
- Не буду устраивать допрос, в нем нет нужды. – Негромко заговорила она с все той же улыбкой на губах. - Я и так вижу, что ваши чувства друг к другу настоящие, непритворные, а в остальном вы и сами разберетесь, не маленькие. – Демонесса тихо вздохнула и задумчиво взглянула через открытое нараспашку окно на сад. – Пригляди за ним, пожалуйста. Он слишком многое взял от отца, и многое из этого отнюдь не безвредно. Пока еще незаметно, но ввиду обстановки в мире и того, что может вскоре начаться, все эти дурные наклонности и пристрастия полезут наружу. В одиночку он с ними не справится. – Женщина перевела взгляд обратно на Киришиму и подмигнула, в точности копируя мимику сына. Или, скорее уж, это сын непроизвольно копировал мимику матери. – Удачи вам и счастья. – Она замолчала, принявшись убирать со стола и показывая, что разговор закончен, а гуль может быть свободна.

+1

9

Шима недовольно заворчала, но тут же решила, что еще успеет отыграться на благоверном за то, что он (в своей исконной манере) прервал романтический момент, грозившийся перенести их обоих в постель. Как сам Кир сказал, у них еще два месяца впереди — успеется и выполнить, и перевыполнить очень обширный план гуля, о котором она мечтала последние пару недель перед отъездом. Поэтому она, сжав чужие пальцы покрепче, послушно посеменила следом, не забывая вертеть головой и запоминать хотя бы расположение дверей, чтобы худо-бедно ориентироваться в доме без бурного участия в этом интимном деле русского. А потом все лишние мысли из головы выдуло: на кухне за столом чинно сидели чужие родители и встречали детей задумчивым взглядом, в котором явно читалось нездоровое любопытство, по крайней мере, в том, которым провожал их до стола глава семейства. Киришима поежилась, криво улыбнулась и поспешила усесться на услужливо выдвинутый стул, как будто он был единственным окопом во всем огромном поле, по которому ведется арт-обстрел.
К своему удивлению, девушка, досконально изучив предлагаемые угощения, заметила на одной из тарелок аккуратно нарезанное свежее мясо, характерно маняще пахнущее человечиной, а рядом — кувшин с теплой алой жидкостью, во вкусе и происхождении которой не приходилось сомневаться. Было очень приятно, что чужие родители, пусть и предупрежденные о расе гостьи, позаботились о ней, изловив парочку прохожих и с извинениями одолжив у них немного их кровно нажитого. Впрочем, долго думать помешал нахлынувший внезапной головной болью голод, рот мгновенно наполнился слюной, а в следующее мгновение Тоука уже аккуратно подцепила первый же аппетитный кусок, поближе подвинув к себе блюдо, и впилась в него клыками, от удовольствия даже зажмурившись. В последний раз она питалась около месяца назад, после чего старалась не растрачивать силу почем зря и даже не принимала истинный облик, пытаясь сохранить накопленную жизненную силу подольше, и теперь, стоило только почуять лакомство, еле сдерживалась, чтобы с рычанием не разодрать его на мелкие кусочки и не заглатывать их целиком.
- А... хорошо, - тут же возникло дикое желание вцепиться в Зимина и не отпускать, но, поскольку тот уже успел ретироваться, осталось только уткнуться в стакан с кровью, потягивая ее маленькими глотками и стараясь не смотреть на чужую мать. Шима, никогда не лезшая за словом в карман и плевавшая на все нормы приличия, сейчас затихла и мучительно старалась унять постыдную дрожь в пальцах — она ужасно волновалась, даже боялась этого разговора. Но, слушая тихий приятный голос Натальи, постепенно успокаивалась, к концу «разговора» успев выпить все содержимое стакана и даже попытавшись надкусить краешек, как выяснилось. - Я постараюсь, - неловко кивнув, она выползла из-за стола, остановилась в нерешительности возле дверей и, дождавшись одобрительного кивка женщины, выскользнула в коридор, но почти сразу же вернулась. - Спасибо, было очень вкусно, - и скрылась за дверью во второй и последний раз.
Тропинку отыскать действительно не составило труда, да и характерная приятная озерная прохлада дала о себе знать задолго до того, как девушка раздвинула ветви ивы и вышла на заросший камышом берег. Кир нашелся тут же: он соблазнительно лежал под деревом и дремал, изредка вздрагивая ресницами — Киришима застыла на месте, не в силах пошевелиться, и какое-то время просто любовалась своим счастьем, тепло улыбаясь и думая, насколько же сильно ей повезло встретить парня и отвоевать его сердце себе раньше всех остальных нахальных баб. А потом гуль усмехнулась и скользнула к своему любимому, зашелестела по траве крыльями, укладываясь Зимину под бок и обнимая его, подсунула одно крыло под спину и голову фроста, а вторым накрыла сверху, как легким теплым покрывалом.
- Мне поручили за тобой приглядывать, - Тоука невесомо коснулась губами мочки чужого уха и прикрыла глаза, с наслаждением вдыхая родной и любимый запах, прижалась плотнее, - так что теперь ты от меня никуда не денешься. Не отпущу, - и закрыла глаза, устроив голову у своего любимого на плече. Она даже не заметила, как задремала: шелест листвы и гонимой ветром по озеру ряби, чужое убаюкивающее дыхание и самый родной и близкий на свете человек под боком...
«Сегодня определенно самый лучший день в моей жизни... а завтра будет еще лучше... и послезавтра... и до конца жизни. Лишь бы рядом со мной был Кир...»

+1


Вы здесь » D E M O N O C O L L E G E » Flashback&Flashforward » A Summer Day's Dream